Антон Успенский (a_uspensky) wrote,
Антон Успенский
a_uspensky

Category:

Марина Гуляева в НоМИ

марина гуляева 

Марина Гуляева:
"Вокруг такой беспредел, что и волочковы уже кажутся царицами савскими"
"Недаром Дега зависал от прачек и балерин — над этими разновидностями трудовой лошади"
"На сегодняшний день балет - почти единственная честная телесная практика, от вида которой не тошнит"
"Я рассматриваю артистов балета как единое воинство культуры"
"Не всегда танцуют, как боги, но всегда танцует Бог"

ВЗ «НоМИ» показывает крупнейшую за последние пятьдесят лет выставку балетной сценической фотографии. Автор – петербургский фотограф Марина Гуляева. Название выставки — «RUSSIE — COEUR DU BALLET».

Вернисаж состоится в ВЗ “НоМИ”
17 марта 2009 года в 19:00

П.С., ул. Ижорская 13/Малый пр., 39
Ст. метро «Чкаловская»
Тел.: 233-08-54 

 Марина Гуляева - замечательный фотограф и человек, я рад за нее и за тех, кто увидит ее работы. Кто не может на выставку - заходите к ней в ЖЖ - [info] gullimar


 

Балетной фотографии не просто много или она уже вся сделана – ее слишком много, переизбыток. Как корью или ветрянкой, художники и фотографы «переболевают» балеринами (вспомним Дега, Ренуара, Серова, Бакста, Серебрякову, Верейского, Герасимова, Орешникова…) и чуть ли не пачками просто исторически свисают со всех училищ Вагановой. Но мало кто застревает в этой теме. А уж чтобы в зрелом возрасте угораздило этим заниматься... Да это клиника просто какая-то.

Вы считаете, Марина, что можно сказать что-то новое в таком затертом вопросе?

Hикто и не говорит, что эта выставка откровений и новых слов. Это выставка-исследование, и исследование оттенков смыслов. Мне было неинтересно приходить на чужие спектакли и самовыражаться, здесь передо мной стояли совсем другие задачи.

Сначала я ходила с «лупой» по всяким кустам и разным богом забытым мероприятиям и искала настоящее искусство. И нашла его... в балете. Хотя лет двадцать назад мне показалось, что там полная стагнация, и я достаточно вяло отслеживала для себя этот процесс. То, что могло казаться верхом пошлости или неуместности или, допустим, ущербностью переложений и упражнений на литературную тему, сейчас по прошествии лет, когда волна пошлости просто затопила все, кажется верхом интеллектуализма и взвешенности, просто свежими откровениями какими-то. Вокруг такой беспредел, что и волочковы уже кажутся царицами савскими.

Балетная выставочная фотография – это, как правило, или портрет, или все-таки репетиционный процесс, или закулисье… Вы же решили удивить всех стандартами?

Я сознательно решила выставить именно сценическую фотографию, которая считается прикладным видом к фойе театра. И пусть мне не говорят, что в ней напрочь отсутствует творчество. По крайней мере, поработав на телевидении, могу сказать, что оператора для новостей можно подготовить к работе за двадцать дней, зато оператор, который может работать на программе по культуре, где, кажется, нет ничего своего, должен иметь особо встроенный глаз. Потому что, когда снимаешь чужое да к тому же еще и талантливое, ты должен быть конгруэнтен по меньшей мере. И, естественно, иметь на вооружении собственную культуру, чтобы понять и донести код, в который люди, между прочим, вкладывают колоссальные усилия, чтобы он состоялся.

Потому фотограф должен быть заряжен не меньше, а то и больше, чем исполнитель. Тогда картинка и срастается. Это тонкий процесс. И, для того чтобы прочитать эти тонкости, коллегам часто не хватает знаний систем кодировки. И тогда они поют песни про «заимствованное типа творчество». А то, что делают они по студиям и подворотням, ну да – это, конечно, сугубо творчество.

Я не знаю, что цветет в головах балерин, но то, что взять почти народную артистку и распнуть ее, как паука, на какой-нибудь решетке и назвать это свежим креативом, вот это как раз и цветет в голове фотографов. И пластичненько и креативненько в одном флаконе. Набор с фотосайта этой инфернальной помойки.

Я же считаю, что именно в сценической кондовой бронебойной фотографии человек красив – красив, как лошадь в сборке, в моменте истины, ради которого годами упражняется. Выпустите ее на траву с арены и увидите, как у нее провиснет спина и раздуется пузо, и балетный, когда выходит из круга, тут же чахнет, как поникшая трава. Недаром Дега зависал от прачек и балерин – над этими разновидностями трудовой лошади.

На сцене происходит этот момент теофании, а я рассматриваю балет как мессу и танцы кришны, причем, совершенно без иронии. И если боги и герои теперь являются к нам в таком виде, это еще хорошо. Не век же пялиться на химер из телевизора...

На сегодняшний день балет – почти единственная честная телесная практика, от вида которой не тошнит. Как сказал один мой балетный друг после просмотра какого-то очередного современного спектакля: «Да если бы нам это показали в 70-х, мы бы ужаснулись и замуровали бы железный занавес...»

Какое-то время назад, волею судеб оказавшись фотографом, и поснимав, и пронаблюдав, что происходит в современном художественном процессе, я пришла к выводу: качество перформанса у нас в стране очень низкое, он страдает от отсутствия и мысли, и харизмы, или и того и другого вместе, но и на голой харизме далеко не уедешь. Большинство малохудожественных практик в этой области напоминает мне кружки психотерапии, где друг перед другом не очень здоровые люди делятся одними им известными семейными радостями, притом сумма движений, манера и качество исполнения сливаются в голове в единый ничего не значащий белый шум...

Вот потому я и решила посвятить свои досуги чему-то более стоящему.

Вы полагаете, есть нечто особенное именно в русском балете? Вот у вас даже название выставки такое претенциозное…

Я не в диком восторге от глобализации, когда все танцуют одну патентованную кока-колу, закупая по сходной цене рецепт в Америке. В любом случае, что бы ни попадало к нам в Россию, оно переваривается по-своему, и пусть они там в европах кричат о наших провинционализмах и научно доказанном отсутствии русской души и смыслов. Мне кажется, что и душа все-таки есть, и смыслы присутствуют.

Посмотрите на артистов, которые возвращаются радовать нас из-за бугра; да, от них пахнет дорогим парфюмом качественной выделки , но тоскливо веет резиной, будто они становятся химическими.

А в театрах... все понесли один бесконечный европейский чемодан, поливая себя водой… Не видела ни одного современного спектакля, чтобы в нем этого не было. Уж лучше недощипанные перья, чем этот чемоданный псевдофрейдизм. Ну, а название… Да, оно несколько двусмысленное, но я и рассматриваю артистов как единое воинство культуры. На острие искусства. Это сердцевина России.

Вам не кажется, что ваша манера съемки – как бы помягче выразиться, архаична что ли, несовременна?

Я тут перед вами, как Стасов, брызгаю слюной, завидев хулиганов… Впрочем, мне часто говорят, что я снимаю как устаревший, покрытой пылью журнал «Огонек». И пусть так. Хотя вся питерская балетная фотография реакционна по своей сути. Я только попробовала показать некоторые снимки, как сразу коллеги заверещали про фазы и обрезки рук и ног... Такое впечатление, что они никогда не видели никакой другой балетной фотографии, а только и делали, что консультировались на сей предмет с балеринами, у которых оттопыренное перо уже вызывает судороги ужаса.

В течение где-то двух лет я наблюдала процесс в Петербурге, причем в некоторых случаях меня не интересовали ни статус театра, ни раскрученность бренда артиста. Только движение! Потому на выставке вы увидите представителей разных трупп, руководители которых и на «Маске» друг с другом будут сидеть за полкилометра. Но все они делают одно общее дело – истово занимаются, кто как умеет, сохранением русской культуры. Заклинают ее от полной деградации и падения, поддерживают смыслы духовности.

Меня волновали русские смыслы и общая картина. Куда и зачем плывет верхушка айсберга телесных техник. И, снимая эту своего рода бесконечную раскадровку, мне показалось интересным сделать такой оммаж русскому балету, этому приюту обреченных. Потому у меня на выставке будет и видео, где сами артисты размышляют о своих партиях, о родине, думают о будущем русского балета. Надо заметить, что это потрясающие высказывания. Потому как послушать наших актуальных художников, то у них только один вопль – Обама, забери меня отсюда... Так и хочется принудительно их приговорить к пожизненному просмотру Лебединого озера по субботам.

Так вот, балет актуален как ритуал и место духовного очищения, место изгнания ядовитого духа перформанса. Просто необходимо посещать в гигиенических целях «Лебединое озеро», писать новое «Лебединое озеро», достойное современных великих русских танцовщиков, пока они еще есть, иначе и вся наша суть сойдет в лапы безликого слабоаналитического перформанса или унылых формалистических упражнений.

Я смотрю, вы как-то навязчиво рефлексируете на тему Лебединого озера?

Лебединое озеро неизменно. Это родовая травма русского балета, ею нельзя переболеть, с ней можно только смириться. Это космические силы какие-то, которые нам не преодолеть. Это качество и влияние запредельных смыслов, которые постоянно и дурманяще будут всплывать в нашей истории. Пока не напишут новое. Видимо, оно одно и выживет.

Потому как более бессмысленной и обреченной профессии, такой, как балет, – нет. Более нелепых форм и ходульных смыслов – нет. Вам не кажется, что это довольно глупо ухлопывать годы жизни, чтобы крутить фуэте в одном разнесчастном балете?

Проблема, что в актуальном русском балете профессионалов единицы, нет ни балетмейстеров, ни исполнителей, а вокруг танцевальная лабуда, а для тех, кто может что-то делать, это неинтересно. А ведь среди них есть божественные исполнители, которые не находят себе применения и оттого копаются в западном старье, пусть и качественном.

Но от этого как-то маловато эффекта – жизнь-то проходит… На мой взгляд, русский балет просто обязан устоять. И обновиться, и вновь стать великим.

И этому я и посвящаю свой скромный труд.

И хочу сказать, что не всегда танцуют, как боги, но всегда танцует Бог! Просто надо видеть...

Интервью подготовил Хаим Бузыкин, начинающий балетовед и интервьюер

Марина Гуляева — фотограф, художник, критик. Окончила Академию художеств. Член Союза журналистов России. Член AIS (Международной ассоциации искусствоведов и критиков). Художественные интересы — театр, перформанс, выставки, балет, конный спорт, мода. Участник ряда групповых и персональных выставок в России.  Живет и работает в Петербурге.
 
Tags: Марина Гуляева, фотография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments