Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

амортизация

фото gullimar

Часто, глядя мимоходом на совсем молодые, даже юные лица, я вижу на них признаки старости, такие метки, обозначающие будущие утраты, изменения, которые появятся с возрастом, причем очень нескоро. Возможно, этот оптический эффект дает смесь моей мизантропии и внимательности, но иногда это так явственно, что я даже не сомневаюсь в визуальных прогнозах, я просто вижу. Мне показывают, что произойдет с изящной россыпью веснушек, предваряющих старческую "гречку", как потяжелеет правильный подбородок, усиливаясь барочной складкой, как вызреют будущие отеки в нежных подростковых припухлостях. Я не стремлюсь специально найти такие приметы старения, они сами настойчиво требуют моего внимания. Может быть, поэтому меня совершенно не смущают знаки времени на моем меняющемся лице, они подтверждают - я живу, и время мной не пренебрегает, проходит сквозь меня и оставляет свои следы на моих фильтрах и мембранах, оседает и проявляется частицами своего невидимого четвертого измерения.
Каждый, кто видит, это замечает: "Все меньше любится, все меньше дерзается, и лоб мой время с разбега крушит. Приходит страшнейшая из амортизаций - амортизация сердца и души".

огурец Толстого

Всем известно, что Лев Толстой любил пахать. Но мало кто знает, что сажал Толстой на вспаханном поле. А ответ очень простой - огурцы. Лев Николаевич вообще был сторонником здорового питания и одно время ел только спелые огурцы, которые сам вырастил по краям Ясной Поляны. Даже Софью Андреевну с бахчи гонял.
- Идите, - говорил, - свои канапе кушать, а здесь русским огурцовым духом пахнет! И я сейчас напитаюсь духом, и пойду напишу как следует про ваши дворянские привычки, фрюштюки и канделябры.

45.46 КБ

за фотографии - большое спасибо gullimar

Но никто даже не обижался, потому что Collapse )

мужское тайное

Впервые в жизни я отдался мужчине. Он был толстый, волосатый, потный. Делал со мной что хотел, доминировал за мои же деньги. Было больно и приятно.

Я побывал в турецких банях – «хамАм». Вообще, я в обычную баню не ходок – слишком жарко и дышать нечем. В Стамбуле бани оказались с человеческим лицом и телом турецкой национальности. При входе дают персональную одноразовую рукавичку. Правда, когда тебя ей натирают, чувство, что ты более одноразовый, чем она.

Раздеваешься в кабинке с топчаном, обматываешь чресла клетчатой тряпочкой (может намек на килт?), ключ на запястье и – пошел. С этого момента ты себе не принадлежишь, ты в надежных, впервые тобой увиденных, мужских руках. Проходишь в главное помещение с центральной мраморной лежанкой и дырочками в куполе над ней. Ложишься на очень теплую (не горячую) плиту, смотришь на дырочки вверху, преешь. Такой режим в кулинарии называется «томление». Притомленного, тебя обнаруживает банщик.

Он, как и все мужчины вокруг – в клетчатых одинаковых тряпочках, закрывающих от пупка до колена. Так что – никаких намеков на альтернативные отношения, тряпочка всегда на тебе. Только внутри душевой кабинки с непрозрачной стенкой и задвижкой мужик остается голый как таковой. А при смене мокрой набедренной повязки на сухую ты стоишь за спецзагородкой по грудь и банщик отворачивается, одновременно протягивая тебе сменку. Так что гордиться или смущаться мне не пришлось. И здесь победил гуманизм и толерантность. «ХамАм» - да, хАмам – нет!

Банщик видит в тебе предмет ежедневного употребления и среднего качества. Так, с большой долей скепсиса и флегмы, начинается помывка. Полувареный, ты ложишься и садишься так, как ему удобно. Он сначала натирает тебя мокрой, потом мыльной варежкой. Уже после мокрой обтирки я почувствовал, что меня стало меньше по краю. Было похоже на мытье молодого картофеля, заменяющее чистку шкурки. Запах мыла узнаваем, такое под названием Дурум стало когда-то одним из первых известных мне турецких товаров.

Были откровения – я и не думал, что мочалкой можно натирать ту часть головы, где должны расти густые и шелковистые волосы. Потом я понял, что это лучшее средство от перхоти – просто стереть ее мочалкой с головы. Вместе с частью головы и окраинами лица. Пена делается так: намыливается тряпочка, из нее сооружается пузырь, он сдувается – вот вам охапка тончайшей пены. Зачем он надел ее мне на голову по плечи – ритуальная тайна турецких банщиков. Я же еще дышал. Пена – единственное, что мне в Турции не понравилось на вкус. Очень горькая.

Потом тебя кладут, ворочают и выдавливают фарш из твоего расслабленного мяса. Этому мешает только то, что ты весь в мыле и ускальзываешь от уставшего мясника. Когда меня накрыли простынкой, я решил, что это пауза, релакс пришел. Но это пришел сам банщик, ногами на мою спину. К концу его ходьбы я стал кричать сильнее, чтобы он понял: я в курсе его массажных идей.

Затем тебя отпускают еще полежать на мраморной площадке рядом с другими отработанными телами. Чтобы восстановить свое обезжиренное мылом тело, можно отдаться масляному массажу. Честно говоря, это еще больнее. Я вначале даже хромал – из моей левой икры выжимали икру, и на груди до сих пор синяки от мужских пальцев. Таков суровый стиль гомогенных отношений. Я потом узнавал – у женщин все по-другому: их массируют нежно, по спинам не ходят, и вообще – они там полностью голые. Ужас какой, хорошо еще, что я в мужское отделение пошел.

вывеска

Вчера увидел хорошую вывеску, в три строчки: "маникюр / аквариумный дизайн / креативное наращивание" - трудный выбор поставлен перед клиентом. Вспомнил другую троицу, в районе "Покровки" - три вывески подряд: // алкогольный супермаркет  // дезинфектор // кафе ангел // - это может стать программой на выходные.