Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Казахские фотопанорамы С.М. Дудина


a_uspensky.imgsrc.ru

Эти снимки С. Дудина из экспедиции 1899г. в Казахстан. Интересно, что Дудиным использовались пластины обычного формата, но отпечатки он обрезал под панораму. Скорее всего, он уже при съемке представлял себе будущий вытянутый формат картинки. Это опыт художника, занявшегося фотографией.
Все отпечатки - из коллекции Кунсткамеры (и есть на ее сайте в открытом доступе).


a_uspensky.imgsrc.ru
Collapse )

"Северный стиль" в Русском музее


a_uspensky.imgsrc.ru
. Константин Алексеевич Панков.1910-1941. Ненец (самоед). Охотник. Вторая половина 1930-х. Бумага, акварель, гуашь. 62,5х87,5

Выставка "След метеора" открыта в Мраморном дворце, на ней впервые представлена воссоединенная коллекция работ студентов Института народов Севера, в 1950-е разошедшаяся в Музей Арктики и Антарктики, Этнографический и Русский.

Теме "северного стиля" посвящена одна из глав в моей книге "Между авангардом и соцреализмом. Из истории советской живописи 1920-1930-х годов". Привожу ее ниже (сноски к цитатам отсутствуют по тех. причинам).


«В 1930-е годы, в Ленинграде, на территории Александро-Невской лавры, находилось удивительно интересное высшее учебное заведение, именуемое Институтом народов Севера. В нем обучались студенты вогулы, ненцы, чукчи, нивхи и другие северные народности» . Уникальная институция первоначально называлась рабфаком северных и восточных народностей, сформированная в 1926 году по инициативе и при участии этнографа В. Богораза. Этот ученый, несколько лет проживший среди чукчей, был, по воспоминаниям художника Курдова, чудаковатым, неуемным человеком, обуреваемым страстью к науке. В 1930 году факультет реорганизовали в самостоятельный Институт народов Севера (ИНС). Приезжавшие для обучения студенты, что было одним из условий приема, вовлекались в научную и практическую исследовательскую работу. Collapse )

(no subject)



"Одна черта Хармса меня изумляла - отсутствие храбрости . Он боялся моей собаки, доброй, умной, хорошей. Он никогда не приходил, не позвонив по телефону с предупреждением, что он входит и просит запереть Хокусаву в ванной комнате. За дверью спрашивал - хорошо ли заперт пес? Просил проверить. Быстро приходил ко мне в комнату, бледнея, когда она лаяла".

(Порет А. И. Воспоминания о Данииле Хармсе / Предисловие Вл. Глоцера // Панорама искусств. Вып. 3. М., 1980).

"Между авангардом и соцреализмом"



Моя книга "Между авангардом и соцреализмом. Из истории советской живописи 1920 - 1930-х годов" верстается сейчас в издательстве Искусство XXI век. Последний срок издания был заявлен сентябрь, и теперь я еще надеюсь до конца осени увидеть ее тираж. Иллюстраций там будет много (больше 200), 90% работ репродуцируются второй раз (первый был в каталогах различных выставок). В тексте упоминаются порядка 140 имен малоизвестных художников того времени (краткие биографии даны в справочном разделе), которые я систематизировал в согласии с собственными соображениями, исходя из эволюции языка живописи. Книга состоит из 4 глав: Вопросы содержания, Преломленный стиль, Новый язык, Ответы формы. Collapse )

на вручении премии имени Сергея Курехина

34.80 КБ
за фото спасибо gullimar


специальный приз жюри "За вклад в развитие современного искусства" получил композитор Олег Каравайчук. Как со сцены объяснила Настя Курехина, по этой номинации 13 членов жюри, без взаимного обсуждения, подали каждый по два имени претендентов. И получилось - 26 различных имен - никто ни разу не совпал. После чего Настя подумала, чего хотел бы Курехин и - предложила дать Каравайчуку. Естественно, жюри согласилось.

Великий композитор был растроган премией и вспомнил, как ему впервые рассказали про музыканта Курехина - "Появился талантливый мальчик, у которого верхи даже лучше, чем у тебя". Потом великий и несравненный вкладчик немного подумал и выдал короткий сеанс почти горлового пения через микрофон. Потом разговорился и рассказал, что Возрождения не было. И то, что рисует руками дирижер или художник - суть одно - фигура. Причем, если про мужчин можно сказать "телосложение", то про женщин - совсем так сказать нельзя. А творчество - это не то, что здесь он слышал со сцены - разное и громкое (перед этим роковала группа Рубль), а - "Вот видели такое: воробей и лужа? Воробей пьет из лужи и между его клювом и водой происходит... Так вот там всё... И это и есть творчество. Одна форма перетекает в другую".

Потом рассказал, как он играл импровизации на Дне взятия Бастилии в Петропавловке, что подтвердили видеорядом с постоянно застревающим изображением. В этих паузах Каравайчук взвывал: "Ну так же нельзя!".
А на номинации "Электро" я сломался, так что рассказываю про то, что понравилось из увиденно-слышанного.

45.97 КБ
это уникальное фото из газеты 1937 или 38 года

(no subject)


"Hо однажды утром, после канонады,
После страшной битвы возвращался он домой,
Стройная фигурка цвета шоколада
Помахала с берега рукой".
(Л. Дербенев)

читая Троцкого

У меня появился новый любимый критик.

Например, из предисловия к первому сборнику 1924 года карикатур знаменитого Бориса Ефимова: "Ефимов исходит из политики и приходит к рисунку. Это вообще единственный путь, на котором возможны серьезные достижения". Оттуда же: "по ступеням иронии можно подняться до сарказма". Причем в этом сборнике помещен шарж на Троцкого, изображенного в виде "доброго химика" с ретортой, от запаха которой корчится и затыкает нос персонаж на заднем плане - это было связано с агитацией за общество "Доброхим".

Из статьи 1925 г.: "Вставлять перо наши отважные новаторы - мастера, а вот теоретически грамотно пользоваться своим пером они не умеют".

Или краткая характеристика: "Струве - блуждающая почка в организме русской общественности". В момент чтения этого афоризма я был единственный, кто сдавленно подхрюкивал в смирительном "Ленинском" зале.

А какие статьи выходили в дореволюционной "Киевской мысли" - прелесть, как живо и точно. К примеру: "Но чем беднее эпоха и ее художники нравственным содержанием, тем судорожнее художество цепляется за мнимую независимость формы". Или о символистах: "Обожествление слова означало, что со слова чудовищно много спрашивалось, - гораздо больше, чем оно могло дать по своей природе". А как он с непоправимым ущербом прошелся по слабой книге Шкловского "Ход коня"!

Я, может, буду троцкист, если и дальше так хорошо пойдет.